Video

eще

Минимал-Фауст от ВАТ-Театра: искусство из непонятной субстанции и палок

Театры бывают очень разными, как это ни банально прозвучит. Есть театры с гигантской труппой, пользующиеся этим обстоятельством, когда им надо поставить что-нибудь масштабное, с большим количеством персонажей и мест действия, какую-нибудь классику-классику. Есть театры другого формата, которым этого совсем не требуется. Которые способны обойтись малыми средствами и собственной находчивостью. Таллиннский "ВАТ-Театер" именно из таких.

Это небольшой театр, его труппа состоит ровно из шести актёров и работает он в маленьком помещении в Национальной библиотеке. Тем не менее ВАТовцы умудряются браться за такие, казалось бы масштабные постановки, как "Фауст", и успешно справляться с придуманными самими для себя трудностями. Получается мило и остроумно. Смешно, если уж говорить откровенно.

В прошлый раз я говорил, что сыграть Чехова смешно представлялось мне маловероятным. В трагедии Гёте, на мой взгляд, вообще нет места юмору, но ВАТовцам прекрасно удалось его туда внедрить.

Смотрится органично, современно и живо, даже если немного и отдаёт постмодерном. Притом, весь "Фауст" у них ужат до часа двадцати минут сценического времени, что тоже немаловажно в наш век клипового мышления.

Спектакль "Фауст" – далеко не новый, его ещё в 2012 году поставил художественный руководитель и постоянный постановщик "ВАТ-театра" Ааре Тойкка. Но возраст спектакля совсем не чувствуется, он по-прежнему смотрится свежо и не утомительно.

Но как же "ВАТ-театру" удаётся этого добиваться? На самом деле достаточно простыми средствами. Как говорится, при отсутствии должной материальной базы приходится делать всё из непонятной субстанции и палок, и труппа справляется с этим на зависть.

Конкретно в случае с "Фаустом" всё начинается с немого кино. В увертюре к спектаклю зрителям демонстрируется начало фильма Фридриха Вильгельма Мурнау о Фаусте, после чего якобы перегорают лампочки кинопроектора, и актёрам, вышедшим на сцену посмотреть, в чём там дело и почему не будет "кина", приходится спасать ситуацию. При этом они не забывают, что не просто спасают ситуацию, а показывают зрителям немой фильм, так что и действуют они соответственно.

В спектакле много мимики, много скоморошьих даже каких-то ужимок, а реплики актёры произносят таким образом, что рот открывает тот, кто стоит в центре сцены, а озвучивает его другой актёр, которого, причём, тоже видно, он не слишком скрывается, просто стоит сбоку, как бы отходя на второй план.

Естественно, накладывает свой отпечаток и маленький размер труппы. Актёрам приходится играть по нескольку ролей. По сути дела можно сказать, что только роли Фауста для Аго Соотса и Мефистофеля для Танеля Саара более менее стационарны. Что касается остальных актёров постановки, то Марго Тедер и Меэлис Пыдерсоо проявляют чудеса вездесущности, заменяя собой всех без исключения остальных персонажей пьесы. То есть, всех мужcких персонажей. Хотя, впрочем, и некоторых женских, пожилого возраста. Все же роли молодых женщин, включая, конечно, и роль Маргариты, достаются единственной деушке, занятой в постановке, Катарийне Ратасепп.

Все эти перемещения ничуть не мешают следить за ходом истории, пусть и придают ей не закладывавшуюся автором долю комичности. Что разгружает спектакль и освобождает его от излишней академичной назидательности. Самое интересное, что столь малыми средствами труппе удаётся рассказать древнюю, как мир, историю доктора Фауста вполне адекватно. В интерпретации Ааре Тойкка Фауст главным образом просит вернуть себе молодость ради того, чтобы снова получить возможность волочиться за женщинами и не отказывать себе в этом отношении ни в чём. Что он с успехом и выполняет в течение значительной части первой половины спектакля.

Затем он встречает Маргариту, убивает Валентина, всё, как положено, и вдруг оказывается, что уже не так-то уж и смешно. И Мефистофель уже кажется не только и не столько смешным, и трагедия обманутой Фаустом Маргариты играет вполне себе теми красками, какими ей и положено играть.

В спектакле, как показалось мне, две кульминации. Первая – ложная, но она могла бы быть гораздо мощнее настоящей, на которой спектакль и заканчивается, как положено. Когда Фауст, видя страдания умирающей Маргариты, приказывает Мефистофелю доставить его к ней, тот, весь спектакль забавлявшийся фразой "Ваше желание – закон для меня", внезапно бьёт его так что Фауст падает и теряет сознание. В этот момент подумалось, что это прекрасный финал – Мефистофель поигрался словами, отправив Фауста в тот мир мёртвых, где в этом момент уже находилась Маргарита, воссоединив их таким образом в вечности. Но, к сожалению, на том моменте всё не закончилось, а пришло к ожидаемому классическому концу, мгновение остановилось, Фауст сгинул, Мефистофель прочитал залу морализаторский монолог.

В остальном всё хорошо и изобретательно. "ВАТ-театр" очень наглядно показывает, как можно ставить даже самые сложные произведения малыми средствами. Что наглядно доказывает, что самым главным элементом в театре была, есть и наверное будет оставаться фантазия, режиссёрская находчивость. И что это намного важнее бюджета или технической оснащённости. И это, я считаю, прекрасно!


Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Nõusolek isikuandmete töötlemiseks
Olen lugenud ERR-i internetipõhiste teenuste isikuandmete kaitse põhimõtteid, millega saab tutvuda siin.
Annan ERR-ile õiguse säilitada ERR-i infosüsteemis enda nime, isikukoodi ja e-posti aadressi ning kommenteerimise hetkel kasutusel olnud IP-aadressi kuni konto kustutamiseni.
Mittenõustumisel ei ole võimalik ERR.ee keskkonda kommentaare postitada.
Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.