Video

eще

"Темные ночи" 2017: этнотриллер о Чернобыле, фильм о Сенцове и Рига в образе Парижа

Символ кинофестиваля в Таллинне – волк. Название – "Темные ночи". Проводится он на переломе ноября с декабрем. По эстонскому преданию – это время, когда по земле особенно активно гуляют заблудшие души. Фестиваль создавали больше двадцати лет назад –организаторы тоже чувствовали себя одиноко на фоне бесприютного кинопейзажа Эстонии девяностых.

"Осталось тогда всего в Эстонии два с половиной кинотеатра, было под большим вопросом, будет ли эстонское кино продолжаться или нет. Для нас это было как легенда, что авторские фильмы – они как одинокие души, что бродят тут впотьмах и ищут своего зрителя, – говорит директор кинофестиваля "Темные ночи" Тиина Локк.

Мы бродим по ночному Таллинну с эстонским продюсером Максом Туулой. Он родился еще в СССР, во Владивостоке, потом переехал в Таллинн. Сейчас живет в Нью-Йорке, но кинокомпанию зарегистрировал в родной Эстонии.

"Здесь были развалины, элеваторы, соляной склад, который теперь превратили в хипстерское место", – показывает город журналистке Макс.

Когда-то Тарковский снимал здесь "Сталкера". Теперь бесприютная Зона полна кинозалов и гостиниц – здесь и проходит фестиваль. Былую эстонскую тьму пронзил мощный луч света – кинематографический прожектор. Эстонские режиссеры получают заметные призы, под Таллинном строят крупнейшую в Балтии киностудию.

"Для такой маленькой страны денег государство выделяет прилично. В соседних Латвии и Литве население больше, а денег выделяют меньше, – говорит продюсер Макс Туула.

В Таллинн продюсер Туула вместе с автором Аскольдом Куровым привез фильм об Олеге Сенцове – украинском режиссере, осужденном в России на двадцать лет по статье "терроризм". За Сенцова публично вступались мировые звезды – от Педро Альмодовара до Джонни Деппа. Премьера фильма об абсурдно несправедливом суде состоялась на Берлинале. А на следующей неделе фильмом откроется российский фестиваль "Артдокфест". Показ мятежной картины в России возможен только потому, что она – иностранного производства. Русскому фильму Минкульт не дал бы прокатного удостоверения, а над эстонской русскоязычной картиной не властен.

В соседнем кинотеатре полный зал собрался посмотреть фильм на другую важную украинскую тему. "Врата" – мистический этнотриллер о жителях деревни в зараженной Чернобыльской зоне, которые так не хотят выселяться, что готовы заколдовать представителей сил правопорядка. Ужас перед известной всему миру техногенной катастрофой переплелся в этом кино с остроумными страшилками в духе гоголевской "Майской ночи". Получается дважды украинский узнаваемый сюжет.

После позднего показа зрители полчаса не отпускали авторов – задавали вопросы. Даром что на дворе уже стояла практически полночь.

"Украинское пространство – оно для внешнего мира весьма малознакомое, и вот вещи, которые вызывают понимание, – это в том числе Чернобыльская катастрофа, которая была так велика, что все про нее помнят до сих пор", – говорит режиссер Володимир Тихий.

От фильмов из стран Балтии на северном фестивале, конечно, тоже не убежать. Один из самых заметных в программе – "Рига: дубль первый", многофигурная воздушная фантазия о любви в столице Латвии, которая в кадре предстает чуть ли не Парижем – не хочешь, а влюбишься.

"Рига: дубль первый" – нечто среднее между игровым и документальным кино. Актеры играют почти что сами себя: например, звезда Нового рижского театра Элита Клавиня – актрису по имени Элита. Сценарий о нескольких влюбленных парах рождался в ходе импровизаций – режиссер просто записывал за актерами.

"Материала в итоге получилось столько, что мы с монтажером Ваней монтировали фильм восемь месяцев! Ваня живет в Москве, и он разрывался между моим фильмом и русским блокбастером "Ледокол", – рассказывает кинорежиссер Зигфрид.

Фамилия режиссера и концертирующего музыканта Зигфрида, отрезанная им ради эффектного псевдонима, – Дебребан. Его фильмы бывали в Каннах и Локарно. Последний снимался в Калькутте и Казахстане и получил приз на Сахалине. Теперь вот приехал в Ригу и снял фильм о ее белокурых жителях – без всякой помощи со стороны, например, местного министерства культуры.

"Когда авторы, художники делают коммерческую ерунду, они становятся проститутками. Я так совершенно не могу, совсем. У меня есть друзья, которые так могут, но я не могу. Я после этого плохо себя чувствую, мне плакать хочется", – признается Зигфрид.
Зигфрид действительно не только плачет, но и платит сам – все свои фильмы снимает на собственные деньги. Фестиваль "Темные ночи", где прошла мировая премьера его кино, частично существует на средства, которые зрители собирают в Интернете. Лишнее подтверждение тому, что хорошо – не значит дорого.

Евгений Завадский
Редактор

На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Nõusolek isikuandmete töötlemiseks
Olen lugenud ERR-i internetipõhiste teenuste isikuandmete kaitse põhimõtteid, millega saab tutvuda siin.
Annan ERR-ile õiguse säilitada ERR-i infosüsteemis enda nime, isikukoodi ja e-posti aadressi ning kommenteerimise hetkel kasutusel olnud IP-aadressi kuni konto kustutamiseni.
Mittenõustumisel ei ole võimalik ERR.ee keskkonda kommentaare postitada.
Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.