Video

eще

"Темные ночи" 2017: этнотриллер о Чернобыле, фильм о Сенцове и Рига в образе Парижа

Символ кинофестиваля в Таллинне – волк. Название – "Темные ночи". Проводится он на переломе ноября с декабрем. По эстонскому преданию – это время, когда по земле особенно активно гуляют заблудшие души. Фестиваль создавали больше двадцати лет назад –организаторы тоже чувствовали себя одиноко на фоне бесприютного кинопейзажа Эстонии девяностых.

"Осталось тогда всего в Эстонии два с половиной кинотеатра, было под большим вопросом, будет ли эстонское кино продолжаться или нет. Для нас это было как легенда, что авторские фильмы – они как одинокие души, что бродят тут впотьмах и ищут своего зрителя, – говорит директор кинофестиваля "Темные ночи" Тиина Локк.

Мы бродим по ночному Таллинну с эстонским продюсером Максом Туулой. Он родился еще в СССР, во Владивостоке, потом переехал в Таллинн. Сейчас живет в Нью-Йорке, но кинокомпанию зарегистрировал в родной Эстонии.

"Здесь были развалины, элеваторы, соляной склад, который теперь превратили в хипстерское место", – показывает город журналистке Макс.

Когда-то Тарковский снимал здесь "Сталкера". Теперь бесприютная Зона полна кинозалов и гостиниц – здесь и проходит фестиваль. Былую эстонскую тьму пронзил мощный луч света – кинематографический прожектор. Эстонские режиссеры получают заметные призы, под Таллинном строят крупнейшую в Балтии киностудию.

"Для такой маленькой страны денег государство выделяет прилично. В соседних Латвии и Литве население больше, а денег выделяют меньше, – говорит продюсер Макс Туула.

В Таллинн продюсер Туула вместе с автором Аскольдом Куровым привез фильм об Олеге Сенцове – украинском режиссере, осужденном в России на двадцать лет по статье "терроризм". За Сенцова публично вступались мировые звезды – от Педро Альмодовара до Джонни Деппа. Премьера фильма об абсурдно несправедливом суде состоялась на Берлинале. А на следующей неделе фильмом откроется российский фестиваль "Артдокфест". Показ мятежной картины в России возможен только потому, что она – иностранного производства. Русскому фильму Минкульт не дал бы прокатного удостоверения, а над эстонской русскоязычной картиной не властен.

В соседнем кинотеатре полный зал собрался посмотреть фильм на другую важную украинскую тему. "Врата" – мистический этнотриллер о жителях деревни в зараженной Чернобыльской зоне, которые так не хотят выселяться, что готовы заколдовать представителей сил правопорядка. Ужас перед известной всему миру техногенной катастрофой переплелся в этом кино с остроумными страшилками в духе гоголевской "Майской ночи". Получается дважды украинский узнаваемый сюжет.

После позднего показа зрители полчаса не отпускали авторов – задавали вопросы. Даром что на дворе уже стояла практически полночь.

"Украинское пространство – оно для внешнего мира весьма малознакомое, и вот вещи, которые вызывают понимание, – это в том числе Чернобыльская катастрофа, которая была так велика, что все про нее помнят до сих пор", – говорит режиссер Володимир Тихий.

От фильмов из стран Балтии на северном фестивале, конечно, тоже не убежать. Один из самых заметных в программе – "Рига: дубль первый", многофигурная воздушная фантазия о любви в столице Латвии, которая в кадре предстает чуть ли не Парижем – не хочешь, а влюбишься.

"Рига: дубль первый" – нечто среднее между игровым и документальным кино. Актеры играют почти что сами себя: например, звезда Нового рижского театра Элита Клавиня – актрису по имени Элита. Сценарий о нескольких влюбленных парах рождался в ходе импровизаций – режиссер просто записывал за актерами.

"Материала в итоге получилось столько, что мы с монтажером Ваней монтировали фильм восемь месяцев! Ваня живет в Москве, и он разрывался между моим фильмом и русским блокбастером "Ледокол", – рассказывает кинорежиссер Зигфрид.

Фамилия режиссера и концертирующего музыканта Зигфрида, отрезанная им ради эффектного псевдонима, – Дебребан. Его фильмы бывали в Каннах и Локарно. Последний снимался в Калькутте и Казахстане и получил приз на Сахалине. Теперь вот приехал в Ригу и снял фильм о ее белокурых жителях – без всякой помощи со стороны, например, местного министерства культуры.

"Когда авторы, художники делают коммерческую ерунду, они становятся проститутками. Я так совершенно не могу, совсем. У меня есть друзья, которые так могут, но я не могу. Я после этого плохо себя чувствую, мне плакать хочется", – признается Зигфрид.
Зигфрид действительно не только плачет, но и платит сам – все свои фильмы снимает на собственные деньги. Фестиваль "Темные ночи", где прошла мировая премьера его кино, частично существует на средства, которые зрители собирают в Интернете. Лишнее подтверждение тому, что хорошо – не значит дорого.

Евгений Завадский
Редактор

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения