Video

eще

10 лет назад "Кайтселийт" считалась националистической организацией. Сейчас в нее вступают русские

Официальной статистики, сколько здесь русских и сколько эстонцев, нет и быть не может, говорят в штабе эстонской дружины народного ополчения "Кайтселийт": все они — граждане Эстонии, и делить их по национальному признаку неуместно.

История дружины народного ополчения "Кайтселийт" неразрывно связана с историей Эстонии. Кайтселийт — добровольческая военизированая организация, преемница того "Кайтселийта", который был создан еще в 1918 году во времена Первой Эстонской республики. Сейчас здесь насчитывается свыше 25 000 членов — ополченцы активно сотрудничают с органами местного самоуправления, полицией, службой погранохраны, спасателями и пожарными. Русские и эстонцы — вместе на учениях, действуют сообща при ликвидации пожаров и загрязнений, вместе участвуют в поисковых и спасательных операциях. Как говорят сами ополченцы: "Мы все здесь собрались ради одной цели — любить и защищать нашу землю, нашу страну. У нас внутри организации просто не может быть разногласий на национальной почве".

С ополченцами мы встречаемся в один из субботних мартовских дней. Сегодня у таллинских добровольцев проходят сразу два обучающих курса: курс парамедиков для "Найскодукайтсе" — это женское подразделение "Кайтселийта", а также обычные тактические учения в одном из столичных лесопарков. Мы отправляемся на курсы парамедиков.

Подъезжаем, нас уже ждут: молодая женщина в военной форме протягивает руку и широко улыбается: "Хелен Аллас, инспектор по обучению "Найскодукайтсе", — говорит она. — Пойдемте, курсы уже начались".

В двух небольших помещениях вовсю кипит работа. Новобранцы и бывалые члены дружины народного ополчения отрабатывают навыки оказания первой помощи, тренируются делать искусственное дыхание. Внимательно слушают инструкторов, старательно конспектируют — атмосфера напоминает школьную, только за партами сидят взрослые люди. Естественно, есть и практическая часть — ребята практикуются на муляжах. Язык общения — эстонский.

"На самом деле у нас очень много людей разных национальностей: эстонцы, русские, белорусы… Мы не делаем разницы. У нас есть целые подразделения, где, например, представлены только русскоязычные, есть такие, где все — и русские и эстонцы — вперемешку — говорит Хелен. — Вот, Кайа-Трийн Пяэсуке готова рассказать о себе и о нашей организации на своем личном опыте".

Хелен подводит к нам совсем молодую застенчивую девушку. Кажется совершенно невозможным представить ее в военной форме и с оружием в руках. Кайа-Трийн — студентка, изучает архитектуру в одном из столичных ВУЗов, а в свободное время посещает сборы "Найскодукайтсе".

"Я уже пять лет состою в "Найскодукайтсе", — говорит Кайа-Трийн. — Вступила сюда, когда мне было 17 лет. Честно говоря, идея принадлежала моей маме, я сама тогда вообще никакого представления не имела об этой организации. Но мне здесь сразу понравилось, было очень интересно. А сейчас я уже и сама могу обучать молодых членов нашей организации: преподаю курс первой помощи, курс правил техники безопасности, сама для себя выбрала внутри организации специализацию парамедика".

Спрашиваем у Кайи-Трийн, много ли у нее здесь друзей, с кем она проводит свободное время.

"Да, конечно, у меня здесь много друзей, вместе ходим на учения и на курсы. И здесь я нередко встречаюсь с людьми других национальностей, наверно, больше всего именно с русскими. И мы все здесь находимся на равных основаниях — нет никаких границ и барьеров, никакого деления по национальному принципу — мы отлично ладим", — говорит Кайа-Трийн.

А как же пресловутая разница в металитетах, о которой столько говорится в СМИ?

"Да нет же никакой разницы. По крайней мере в нашей организации — точно нет. Понятно ведь, что люди, которые сюда вступили разделяют общие взгляды, у них одни и те же ценности", — уверена наша собеседница.

Впрочем, конкретно на сегодняшнем курсе парамедиков нет ни одного русскоязычного. "Так просто совпало, — говорит Хелен. — Но на учениях тут, по соседству, точно должны быть, сейчас решим этот вопрос". Действительно, один звонок по телефону и вот мы уже садимся в машину и едем в соседний лесопарк, там проходят рутинные учения "Кайтселийта" и там нас уже ждет наш следующий собеседник — Рустам Бабаев.

Рустам состоит в дружине народного ополчения уже около семи лет. Как появилась идея вступить в "Кайтселийт" и почему именно сюда?

"У меня родился сын, — рассказывает Рустам. — И вот я решил, что если какая беда случится — нехорошо в стороне стоять. Других организаций такого широкого спектра — от обороны государства до ликвидации последствий массовых катастроф у нас и нет".

Рустам по специальности парамедик, не понаслышке знает, что такое опасность и критические ситуации и как важно в этот момент не потерять голову и сохранить трезвый рассудок, действовать сообща.

"Мы (ополченцы — прим. "Спектра") стараемся собираться, как можно чаще, в основном, по выходным, конечно. Могло бы быть, чаще, на мой взгляд — говорит Рустам. — Обычно все же выходных не хватает. Иногда получается раз в месяц, иногда — раз в два месяца. У кого сколько есть времени: кто-то чаще, кто-то реже. Некоторые только несколько раз в году могут приходить".

Спрашиваем у Рустама, сталкивался ли он когда-нибудь здесь с предвзятым к себе отношением, только потому, что он русскоговорящий?

"Нет, никогда здесь такого не было, — отвечает Рустам. — Оценивают человека все же не по национальным признакам, а по каким-то твоим внутренним качествам. Друзья у меня тут тоже есть — ну как: когда спишь неделю с кем-то в одной яме, это сближает как-то, начинаете лучше понимать друг друга".

Отношение к "Кайтселийту", тем не менее, в "русской" среде нередко предвзятое. Некоторые там до сих полагают, что в народном ополчении немало людей с националистическим складом мышления, тех, кто считает, что русским в Эстонии не место.

"Ну, конкретно мне в лицо особенно ничего не говорят, но, да, "Кайтселийт" у некоторых людей ассоциируется чуть ли не с СС и нас иногда приводят в пример как карательный орган государства. Но это все только от недостатка информации, я думаю, — говорит Рустам. — А если серьезно, то я в этом вопросе не специалист. На национальной почве с эстонцами у меня никогда конфликтов не было, с русскими — бывало, но не сильно. А идеального общества я и не вижу — в тех же Штатах регулярно то тот, то этот национальный слой начинает крушить города именно по национальным вопросам. Если же говорить об интеграционно-ассимилятивном движении эстонцев и русских, то разделяя общество по языку и культуре, единства не достичь", — уверен наш собеседник.

"Люди вообще разные, — продолжает Рустам. — И на самом-то деле немного разный менталитет у русских и эстонцев действительно присутствует. Эстонцы более спокойные, а русские в большинстве своем немного более такие… активные. Но, в принципе, это все — тоже характер. Есть ведь и активные эстонцы с очень резким характером и очень спокойные русские. Никаким образом нам это не мешает, и если человек хороший, то можно с ним отлично взаимодействовать".


На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Nõusolek isikuandmete töötlemiseks
Olen lugenud ERR-i internetipõhiste teenuste isikuandmete kaitse põhimõtteid, millega saab tutvuda siin.
Annan ERR-ile õiguse säilitada ERR-i infosüsteemis enda nime, isikukoodi ja e-posti aadressi ning kommenteerimise hetkel kasutusel olnud IP-aadressi kuni konto kustutamiseni.
Mittenõustumisel ei ole võimalik ERR.ee keskkonda kommentaare postitada.
Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.