Video

eще

Подобру-поздорову: Почему россияне бегут из России

В XXI веке слово "репрессии" вновь обрело популяность, но теперь уже в контексте современной России. Репрессии по отношению к политическим противникам Кремля - почти норма. Растет и число политических беженцев из России. Многие из них бегут в Литву.

История первая: Ирина Калмыкова

Ирина Калмыкова - когда-то успешная бизнес-леди и лауреат премии за вклад в экономику России, сегодня – политическая беженка, на последние деньги снимающая квартиру в одном из микрорайонов Вильнюса. Свой небольшой бизнес в сибирском Когалыме – поставку товаров для детских садов и школ – она потеряла в считанные дни.

"Когда пришел Путин, тут и началось, - вспоминает она. - Начали приезжать московские фирмы сюда, забрали один рынок, забрали другой, забрали все крупные магазины. Если я занимаюсь госзаказами - откаты нужно брать? А кто я такая, чтобы с меня их брать? Лучше с московской фирмой... И тут на меня 8 миллионов налогов повесили, экономический преступник… Так мне еще и дом спалили, дом подпалили с 2 детьми! Чтобы я не жаловалась! В Сибири, на улице, не дали даже сарая!"

После этого – не жизнь, а криминальная драма с политическим подтекстом. Бесконечные суды, письмо Путину, в ответ – новые проверки, уголовное дело, в итоге – инсульт, инвалидность и… переезд в Москву – в поисках правды. В столице, так и не добившись справедливости, Ирина постепенно становится одной из самых ярых противниц российской власти.

"Если я молчу – я соглашаюсь, - говорит женщина. - А с согласия началась война с Украиной. Я коренная украинка… Я свое согласие на войну с Украиной, на убийства и на захват Крыма не давала… Молчишь – значит, соглашаешься, и прикрываться не надо - что я потеряю работу.. Молчишь? Значит, соглашаешься с этой преступной системой".

Ирина молчать не собиралась, результат – более 50 задержаний во время всевозможных акций протеста. Кульминация драмы – одной из ее дочерей, по словам Ирины, подбрасывают наркотики и сажают в тюрьму. Вторую дочь сначала похищают, а затем находят мертвой на улице.

Самой Ирине за неоднократное участие в пикетах грозила тюрьма. В 2015-м, уже будучи под подпиской о невыезде, с несовершеннолетним сыном она бежит из Москвы. Маршрут бегства – Россия, Беларусь, Украина, Литва.

История вторая: Всеволод Чернозуб

2011 год. Участник российского оппозиционного движения "Солидарность" Всеволод Чернозуб зовет москвичей на очередную акцию протеста. А это – 2012-й, год выборов президента России. Всеволод в компании Бориса Немцова обсуждает возможность разбить в центре Москвы палаточный лагерь.

"Я к вам отношусь с уважением, считаю, что вы наше будущее", - говорит Немцов Чернозубу.

Будущее Бориса Немцова – смерть от пули киллера у стен Кремля. Будущее Всеволода Чернозуба – одного из организаторов антипутинского митинга на Болотной площади – вынужденная эмиграция, сначала в Украину, затем – в Литву.

"Большинство людей, которые живут вне России, они гораздо более радикально поддерживают власть, чем люди, которые живут в России, - говорит политический беженец Всеволод Чернозуб. - Большинство поддержки, которая есть у Путина, у Кремля, она находится за рубежом. Поскольку эти люди не чувствуют, - они живут в бытовых, правовых, социальных условиях демократических стран. И они судят чаще всего по медийной картинке, которая формируется российской властью. И как большинство населения РФ, они не чувствуют проблем с пенсией, со стоимостью ЖКХ, проблем с зарплатой, проблем с отсутствием перспектив".

В Литве Всеволод пишет статьи о политической ситуации в России. Ему надо учить литовский язык, но времени на это не хватает – много работы, на пособие не прожить. Здесь, на чужбине, в его семье родился ребенок. Бывать в России статус беженца оппозиционеру не позволяет.

История третья: Александр Кушнарь

"Я не хочу возвращаться в Россию, потому что это все равно что возвращаться в тюрьму, - рассуждает журналист из России Александр Кушнарь. - Ведь Россия – это огромная казарма, она такой всегда была, просто в последние три года занавес упал и страна показала свое истинное лицо – начиная от руководства, заканчивая значительной частью населения".

У Александра нет статуса беженца. Он живет в Литве как аккредитованный иностранный журналист, но считает себя вынужденным переселенцем. В 2013-м он работал на независимом интернет-портале в Хабаровске. Как только начал писать об агрессии России в Украине – начались угрозы, давление, задержания.

"Мне один из представителей, довольно высокопоставленных, Хабаровского края, лично сказал: зачем тебе это всё надо? У тебя вся жизнь впереди, - вспоминает Кушнарь. - Вы или замолкаете и не занимаетесь политической активностью, в которую, конечно, входит и активность журналистов. Или вы покидаете страну. Спецслужбы в регионах уничтожают всё на корню, даже если появляется что-то ну хоть сколько-то значимое".

Опасаясь за безопасность своей семьи, Александр с женой и ребенком покинул Россию. В Литве он запустил новое интернет-издание, пишет о России и больше не беспокоится о том, что в дверь его редакции постучат неизвестные.

Послесловие

"Вильнюс является историческим городом для беженцев из России еще от Ивана Грозного, - говорит политолог Витис Юрконис. - Также вспомним нашего посла и поэта Юргиса Балтрушайтиса, который выдавал визы российским интеллектуалам - от Цветаевой до Шагала. Те же самые старообрядцы приезжали в этот регион. Так что некоторая традиция есть".

По словам политолога Витиса Юркониса, то, что беженцы из России выбирают Литву с ее очень маленькими пособиями и необходимостью выучить литовский, говорит о том, что на родине их действительно преследуют, и это не просто охотники за комфортной жизнью. А еще политические беженцы могут изменить представление местных русскоязычных жителей о реальной ситуации в России.

"Беженцы, мигранты - это существенная масса, которая может рассказать свои истории, почему их дети ходят в литовские садики, почему им здесь лучше жить, чем в Москве или Петербурге, - продолжает политолог. - С этой точки зрения я думаю, что это может быть нож в спину кремлевской пропаганде".

"Мы имеем всякие форматы - Вильнюсский форум, российский форум, сюда можно приезжать, говорить обо всем, это все натурально, причина не в том, чтобы навредить или кому-то что-то показать, - подчеркивает депутат Сейма Литвы Лауринас Кащюнас. - Просто мы – демократическое государство, мы создаем этим людям возможность здесь жить, если они, конечно, соблюдают наши традиции и национальную безопасность. Нет проблем здесь русскоязычным людям жить и развиваться. Мы если оппонируем, то оппонируем политике Кремля, но не русским как людям или русским как народу".

Литва не только принимает сотни политических беженцев, больше чем соседние Латвия и Эстония. Официальный Вильнюс давно стал и основным критиком Кремля, и главной балтийской площадкой для дискуссий российских оппозиционеров. По словам литовских политиков – специально к этому никто не стремился. Такие времена, так получилось. И Литва по-прежнему открыта для тех, кто свою родину-мать считает злой и опасной мачехой.

София Демченко
Редактор

На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Nõusolek isikuandmete töötlemiseks
Olen lugenud ERR-i internetipõhiste teenuste isikuandmete kaitse põhimõtteid, millega saab tutvuda siin.
Annan ERR-ile õiguse säilitada ERR-i infosüsteemis enda nime, isikukoodi ja e-posti aadressi ning kommenteerimise hetkel kasutusel olnud IP-aadressi kuni konto kustutamiseni.
Mittenõustumisel ei ole võimalik ERR.ee keskkonda kommentaare postitada.
Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.