Video

eще

Эксперимент "Инсайта": скупают ли ломбарды все подряд?

В Эстонии ежегодно происходит около 9000 случаев краж – это самый распространенный вид преступлений в нашей стране. Найти и вернуть краденое сложно, но так ли трудно сбыть чужие вещи? "Инсайт" посетил столичные ломбарды и проверил, согласятся ли там купить товар с сомнительным прошлым.

За ломбардами закрепилась сомнительная слава: считается, что там продаются вещи, полученные нечестным путем. В прошлом году полиция обнаружила в Харьюмаа 13 ломбардов, которые нарушали требования или в которых продавали украденные вещи.

Однако не все согласны с мнением, что ломбарды забиты краденым. Совладелец одного из таллиннских ломбардов Павел Разумов считает, что такое представление – пережиток прошлого. "Краденые вещи – это убыток как для нас, так и для потерпевшего, и для государства в целом. Это проблема для всех, и для нас тоже", – сказал он "Инсайту".

Журналисты решили проверить, насколько легко таллиннские ломбарды согласятся принять вещи неизвестного происхождения.

Дешевый – значит, неважно чей?

Перед началом эксперимента был составлен список наиболее подозрительных заведений. Туда попали те ломбарды, у которых в официальной отчетности указан нулевой оборот, а также те, которые уже попадались на продаже краденого. По словам Йервсона, похожий рейтинг есть и у полиции. По нему полицейские определяют, какие ломбарды следует проверить в первую очередь.

Журналисты посетили семь случайных ломбардов из своего списка: по два в Мустамяэ, Пыхья-Таллинне и Ласнамяэ, а также один в Маарду. 

В первом заведении работник взял предложенный ему телефон, ненадолго унес его в подсобку и, вернувшись, предложил цену в 40 евро. Хотя ломбард принадлежит сети, в которой в прошлом году обнаружили пять краденых предметов, здесь ничего подозрительного не было.

Однако в другом ломбарде той же сети все было несколько иначе. На этот раз журналист предложил оценить не свой телефон, а чужой. Экран аппарата заблокирован, пароль неизвестен.

По словам Йервсона, заблокированный телефон и неспособность человека назвать пин-код – прямое свидетельство того, что телефон чужой. "Более того, если нет зарядного устройства, аксессуаров, то сразу понятно – телефон не его", - сказал полицейский.

Однако в этом ломбарде никто даже не пытался снять с телефона блок. За него сразу предложили 10 евро. С другой стороны, возможно, причиной столь небрежной проверки была именно бросовая стоимость аппарата или тот факт, что более тщательную проверку работник ломбарда собирался провести при оформлении залога.

 

"Могут ли их заблокировать?"

 

Следующая точка – Пыхья-Таллинн. На этот раз журналисты предложили работнику ломбарда два телефона, прямо сказав, что хотят их "слить". После этого работник ломбарда задал вопрос, могут ли телефоны заблокировать.

Можно ли расценивать эту фразу как готовность купить краденое? Павел Разумов считает, что ничего подозрительного в таком вопросе нет. "Это абсолютно дежурный вопрос", - сказал он - "У каждого человека есть наработанное количество фраз, которые он задает каждому, кто приходит."

По словам Тоомаса Йервсона, прокомментировать данный случай сложно. "Ситуации могут быть очень разными", - сказал он. Но если работник сомневается в происхождении товара, он не должен его принимать, напомнил он.

Довести сделку до конца журналистам не удалось. В помещение внезапно вошел предположительный владелец ломбарда, который заметил съемку снаружи. Он ушел от разговора с журналистами, сказав, что не имеет отношения к покупке товаров.


Следующий ломбард оказался тесным помещением, где за прилавком толпилась шумная компания молодежи. "Телефоны берет человек, он сейчас придет, подождите пять минут", - сказал один из присутствующих.

Вскоре появился и сам специалист по телефонам. Он пошатывался из стороны в сторону, будто пьяный. Журналисты предложили ему два аппарата – HTC и Sony. Один из них он согласился взять.

После этого журналисты предложили ему еще несколько компьютеров. "Приноси часам к пяти", - сказал работник.

"Если к кому-то можно придти с четырьмя компьютерами, это означает, что они относятся к этому снисходительно, проверяют не так тщательно. Чувствуют себя в безопасности," - прокомментировал Йервсон. Он пояснил, что в ходе ежегодных рейдов полицейские не раз сталкивались с халатным выполнением требований, которые предъявляются к ломбардам.


В одном из проверяемых объектов, ломбарде в Маарду, эти требования были выполнены полностью. Там у журналистов прямо с порога спросили документы, место работы, контактные данные, адрес, проверили действительность ID-карты. Но несмотря на все меры предосторожности, продать чужой фотоаппарат почти удалось – осталось только поставить подпись под договором.

По словам Разумова, если человек не производит впечатление вора, то работники подразумевают, что он – хозяин вещи. Работникам ломбарда приходится опираться на интуицию и опыт, а не на регистр краденых вещей, который доступен только полиции. "Это база данных полиции, она все же предназначена для внутреннего пользования", - подтвердил Йервсон.

Поэтому не вызвать подозрений у работника маардуского ломбарда, пытаясь сбыть один-единственный фотоаппарат, было легко.

 

Скупщики – главная проблема

В прошлом году полиция в Харьюмаа обнаружила 40 краденых вещей в 13 ломбардах. Против одного предприятия было возбуждено уголовное дело. "Дело передали в прокуратуру и, похоже, оно будет в суде", - рассказал Йервсон.

Однако в большинстве случаев полиция объясняет наличие краденого в ломбардах халатностью и некомпетентностью работников. "Владельцы ломбардов должны уделять больше времени обучению персонала и тому, как понять, что товар не чистый", – считает Йервсон.

По его словам, ломбарды – не самая большая проблема для полиции. Как правило, профессиональные воры сбывают краденое не в ломбардах, а скупщикам.

И хотя скупщики по большей части занимаются легальным бизнесом, такие предприятия могут понимать, что порой покупают чужие вещи, пояснил полицейский. "Принимают и покупают их по дешевке и сбывают по троекратной, четырехкратной, иногда десятикратной цене", – сказал он. К примеру, прошлой весной настоящим хитом рынка сбыта краденого стали строительные инструменты.

Однако, в отличие от ломбардов, скупщики практически недосягаемы для полиции. "Тут такое дело, что вор скорее признается тебе в двадцати преступлениях, но он никогда не признается, кому реализовал товар", – признал Йервсон.

Полина Волкова
Редактор

На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения