Video

eще

Государство готово помочь бездомным, но многие бомжи хотят получить все и сразу

Новый год на улицах Таллинна встретили полторы сотни бездомных. Еще около тысячи человек ночуют в социальном жилье или ночлежках. В ночлежке бездомный может переночевать, помыться, получить свежую одежду, а затем его ждет комиссия и ресоциализация, если у него есть желание.

Почему же бездомные не всегда обращаются за помощью?

"Три ночи был в ночлежке. Знаете, не уснуть. Ходят ночью, кричат что-то… не знаю. Не хочу в ночлежку", - объясняет бездомный Сергей.

Другой бездомный, Валерий, тоже хотел бы вернуться в нормальную жизнь, но пока приходится жить на улице. "Я по образованию строитель. Отделочник, плиточник, каменщик, плотник. Это дело я люблю. Строить для меня — это успокоение души", - говорит он.

Кричат в ночи постояльцы ночлежных домов. Теплую постель им обеспечивает город, еду они получают в суповых кухнях. Остается еще пособие. На эти деньги можно, например, "сообразить на троих". А последствия их "соображений" приходится разгребать социальным работникам.

Чтобы попасть в программу реабилитации, нужно пожить в ночлежном доме, а чтобы там постоянно жить – нужно смириться с пьяными и буйными соседями. Так что, пока социальные службы заботятся о поддатых клиентах, Валерий, Сергей и другие "уличные" бездомные вынуждены сами организовывать свой быт.

"И бреемся здесь, и моемся. А воду привозим с Мустакиви. Духи, одеколон. Ну чтобы хорошо пахло, ведь. Чтобы не вонять. Мы же не бомжи какие-нибудь", - говорит Сергей.

К слову, запах в ночлежном доме непередаваемый. Перегар, грязная одежда, протухшая еда. Уборку сотрудники ночлежки делают каждый день, но полностью справиться с последствиями ночевки бездомных им не под силу. Клиентура ночлежного дома меняется редко, часто люди живут в таких условиях годами, так что ожидать серьезных изменений тут не приходится.

Замкнутый круг системы реабилитации бездомных

Самое главное – желание вернуться в нормальную жизнь. Если оно есть, то социальные службы готовы протянуть руку помощи. Но некоторые бездомные уверены, что все блага им должно на блюдечке предоставить государство.

"Меня пока устраивает то, что есть здесь сейчас. А почему я жилье не возьму? Какое? Снимать? Я наснимал уже столько жилья. Не хочу больше, - говорит участник программы ресоциализации Евгений Кузякин. - Тут живут мужчины на третьем этаже, и каждому хочется женщину пригласить в гости. Это элементарно, это нормально. Не то, что хочется трахать кого-то, знаете. А просто общения с женщиной нужно".

По мнению педагога Центра адаптации безработных Терезы Шкапериной, бездомные ждут помощи извне: "У них впечатление, что кто-то должен им дать или сделать. А то, что ресурсы надо находить в себе, это как бы не очень срабатывает у них. Это сохраняется такое ожидание, что кто-то должен дать, кто-то должен помочь, сделать, обеспечить".

"Мы можем оказать помощь человеку и свести его с работодателем. Но для этого мы должны как бы вместе работать", - поддерживает педагога представитель Кассы по безработице Екатерина Калиничева.

Шаг за шагом Валерий и Сергей отдаляются от той жизни, которую мы считаем нормальной. И все ближе та черта, когда вернуть их в общество уже будет невозможно.

"Иногда хочется пойти и повеситься, если честно. Камень на шею и в речку", - говорит Валерий, которого недавно избили бейсбольными битами. Ему вторит и Сергей, чью постель ради развлечения подожгли неизвестные подростки.

Слепая система помогает тем, кто в ней не заинтересован. Пока Валерий и Сергей остаются людьми на улице, в теплом ночлежном доме шумят пьяные бомжи. Они не просто занимают чужое место, а буквально отнимают у бездомных второй шанс на человеческую жизнь.


На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения