Video

eще

Тысячи семей стоят в очереди на муниципальное жилье. Его почти невозможно получить

Тысячи семей стоят в очереди на муниципальное жилье в Таллинне. Кто и почему получает льготные квартиры в приоритетном порядке и не открывается ли здесь поле для коррупции?

Героиня нашего репортажа Елена пытается получить муниципальную квартиру с 2015 года. И все основания, как нам кажется, у нее для этого есть.

"Мы вообще хотели встать на очередь на основании того, что мой муж является инвалидом детства, у него 100-процентная нетрудоспособность, то есть полная. И когда у нас родился ребенок, мы встали на очередь. Мы попросились на специальную очередь для инвалидов. Но нам отказали и сказали, чтобы мы становились на очередь как молодая семья. Мы встали как молодая семья, мой муж ходил один, он бесконфликтный человек. Ему сказали - он встал. Потом я уже начала выяснять все. И выяснилось, что мы имеем право на специальную очередь. Но мы на нее встали только спустя 2 года", - говорит Елена.

Для того, чтобы встать в эту отдельную очередь, пришлось написать немало писем и даже добиться аудиенции у старейшины района. Сейчас Елена с мужем 140-е в очереди ходатайствующих по социальным причинам, и 190-е - как молодая семья. Они снимают трехкомнатную квартиру, часть аренды компенсирует государство.

"Этого недостаточно, у нас даже прожиточного минимума нет, потому что у них предел 400 евро, а мы снимаем за 480 плюс у нас коммунальные услуги 100-160 евро. Получается, что мы отдаем за квартиру 600, 650 даже зимой, а доход наш менее 500 евро. То есть, у нас остается минус 100-150. Нам компенсируют, но не до прожиточного минимума, меньше. То есть, у нас на человека приходится 100 с небольшим евро. Социальный отдел дает продукты иногда. Но продукты для ребенка не подходят. Консервы, в основном, шпроты, свинина, низкого качества они. Не подходят для ребенка", - продолжает Елена.

Идея муниципального жилья в Таллинне родилась в ходе решения проблем вынужденных квартиросъемщиков, недвижимость которых была приватизирована после реституции. Сегодня на муниципальные квартиры могут претендовать молодые семьи и важные для города работники - медперсонал, представители сферы образования, пожарные, полицейские. Также пенсионеры, не нуждающиеся в уходе, освободившиеся заключенные и выходцы из детских домов. В социальных домах живут те, кто нуждается в уходе.

Итак, кто имеет право на получение муниципальной или социальной квартиры в ускоренном порядке?

"К сожалению, время от времени происходят несчастные случаи. И тем людям, которые остались без квартиры, мы в ускоренном порядке находим место, где жить. Это приоритет номер 1. На втором месте - те, кто может остаться без жилья или живет в такой нужде, что мы уверены, что в частном порядке они не смогут себе позволить свое жилье. Это те категории, которым в ускоренном порядке нужно найти место. Пусть и в домах социального назначения", - объясняет вице-мэр Таллинна Эха Вырк.

Вырк говорит, что, скорее всего, Елене предлагали возможность жилья социального назначения.

"Предложили нам альтернативу: мне пойти в дом матери и ребенка, но туда с мужем нельзя, а мужу предложили пойти на Махтра, 44, - подтверждает Елена. - Это подобие ночлежки, но с дневным пребыванием. Вообще там находятся асоциалы, люди, вышедшие из тюрьмы. Мой муж никогда не курил и даже не пробовал спиртные напитки. Во-вторых, нужен специальный уход. То есть, он не сможет себя защитить. Такую альтернативу нам предложили".

Муниципальные квартиры, за которые квартиросъемщик платит меньше двух евро за метр, а город добавляет более 7, освобождаются не так быстро. В режиме ожидания находятся около 3 тысяч человек, из которых около тысячи - молодые семьи. Эха Вырк говорит, что ежегодно горуправа принимает около 250 решений об аренде. Правда, не всем это помогает.

"За прошлый год, например, 3 квартиры выложили в Ласнамяэ. Подходящие. Там еще социальное жилье выкладывают. Но те, которые нам подходят, их всего три выложили. Последняя была в августе. И в этом году только в апреле выложили одну, однокомнатную. Но такая нам не подойдет тоже. Мы бы хотели, у нас все-таки семья, она больше для одинокого человека подойдет больше. То есть более, чем за полгода, только одна квартира только. Думаю, лет 20 мы будем вынуждены снимать", - продолжает Елена.
.
В городской оппозиции считают, что там, где есть дефицит, имеется и благодатная почва для коррупции.

"Очень часто в случае распределения различных муниципальных и социальных благ выясняется, что отдаются они тем, кто находится в непосредственной связи с распределяющим или кто может обойтись без этой помощи, - рассказывает депутат горсобрания Кристен Михал. - Такого не должно быть. В Таллинне подобное произошло в клинике по уходу. Уголовное дело заведено, поскольку за то, чтобы получить место в очереди получше, надо было заплатить.

Это похоже на конец советского времени. Если ты создаешь дефицит, то у тебя появляется возможность вести дела в мутной воде. Наш короткий ответ - всю социальную программу надо сфокусировать на тех, кто нуждается, продумать, какие проблемы решать в будущем. В первую очередь, это должно быть связано со старением населения. А также заниматься теми, кто действительно не справляется по жизни. Именно они должны получать помощь, а не все, кто ходатайствуют о муниципальном и социальном жилье".

"Как мы пытаемся избежать того, чтобы ни у кого не возник соблазн взятки? - переспрашивает вице-мэр. - Прежде всего, это длинная цепочка людей, которые принимают решения. У нас есть комиссии, у нас есть распоряжения горуправы. Надо знать, как готовится распоряжение и как оно принимается. Это, образно выражаясь, очень мелкое ситечко. Начиная с чиновника, который принимает решение, потом три юриста, которые проверяют решение, внутренний контроль рассматривает его. На заключительном этапе - городской секретарь, который также является юристом, ставит свою подпись. Это очень многосторонний и тщательный контроль, чтобы получатели квартир соответствовали предусмотренным нами требованиям".

Самая распространенная проблема, по которой прерывается договор - задолженность за аренду. В прошлом году около 500 арендаторов должны были в общей сумме 200 тысяч евро. В этом году эта сумма уменьшилась до 50 тысяч. Раньше находились дельцы, которые занимались субарендой, то есть сдавали жилье дальше по более высокой цене. Последний такой случай был 2 года назад, говорит Вырк. Сами жители муниципальных квартир довольны предоставленными возможностями.

Одной из проблем муниципальных домов являются сами жители этих домов. Их дети разрисовывают лифты и стены подъездов.

На ремонт и обслуживание муниципальных квартир уходит около 2 млн в год плюс 10 млн за аренду домов, которыми город не владеет. На строительство собственных домов у Таллинна ушло около 60 млн. На строительство социального жилья для пенсионеров в будущем предусмотрено по несколько миллионов в год. Всего город Таллинн распоряжается почти 5 тысячами квартир.


На ту же тему

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Nõusolek isikuandmete töötlemiseks
Olen lugenud ERR-i internetipõhiste teenuste isikuandmete kaitse põhimõtteid, millega saab tutvuda siin.
Annan ERR-ile õiguse säilitada ERR-i infosüsteemis enda nime, isikukoodi ja e-posti aadressi ning kommenteerimise hetkel kasutusel olnud IP-aadressi kuni konto kustutamiseni.
Mittenõustumisel ei ole võimalik ERR.ee keskkonda kommentaare postitada.
Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.