Video

eще

Исследование: слабое владение госязыком — не единственная причина уязвимости неэстонцев на рынке труда

Фонд интеграции MISA провел анализ всех исследований рынка труда за последние 15 лет, и согласно результатам исследования, неэстонцы находятся в намного более уязвимом положении. Руководитель сферы исследований фонда интеграции MISA Марианна Макарова рассказала в передаче "Кофе+", что виной тому ряд накладывающихся друг на друга факторов, и владение эстонским языком — далеко не единственная причина неравенства. Русскоязычное население не чувствует себя уверенно на рынке труда, а проблему нужно решать сразу на нескольких уровнях.

В исследовании указано четыре основных фактора, влияющих на сегрегацию по языковому и национальному признаку на рынке труда Эстонии. Первое — недостаточное владение эстонским языком, второе — выбор, сделанный на пути получения образования, третье — специфические культурные установки, например, недостаточная мобильность или гендерные стереотипы и четвертое — структурные факторы, например, другое информационное поле.

"Фонд собрал результаты целого ряда различных исследований от магистерских работ и узконаправленных тематических исследований до обширных исследований рынка труда Департамента статистки. Цель данного исследования — сделать максимально широкий обзор рынка труда и получить более подробное понимание возможных причин такого положения вещей", - отметила руководитель сферы исследований.

По словам Макаровой, уровень образования - один из факторов, влияющий на положение русскоязычного населения на рынке труда. Как показал анализ, после основной школы русскоязычные учащиеся чаще идут получать профессиональное образование, а до ступени получения высшего образования доходят лишь немногие.

Можно предположить, что русскоязычным молодым людям не хватает уверенности в том, что получив высшее образование, они смогут найти себе применение, сказала представитель фонда MISA. По результатам данного анализа сейчас невозможно определенно сказать, какое влияние реформа образования оказала на положение русскоязычной молодежи на рынке труда Эстонии – несомненно это вопрос, который требует отдельного изучения.

Еще одним важным фактором Макарова назвала стереотипы и предубеждения работодателей по отношению к работникам другой национальности – вероятно одна из причин сегрегации на рынке труда – ситуации, когда во многих предприятиях среди персонала либо исключительно эстонцы, либо только представители других национальностей. Важной причиной подобной сегрегации можно назвать разделенное инфопространство – причем под инфополем подразумевается прежде всего разный круг общения, и недостаточность контактов между русскоязычной и эстонской общиной.

Если учесть, что по данным Департамента статистики 30% эстонцев и 40% русскоязычных искали работу через знакомых и родственников, в дополнение порядка 7-9% нашли работу, получив персональное предложение, хотя работу не искали – прослеживается связь, что чем меньше контакт между двумя общинами – тем меньше обмен информации в том числе о возможностях работы, и тем меньше шансов преодолеть сегрегацию на рынке труда. Интересен также факт, что средняя зарплата в случае персональных предложений среди эстонцев в полтора раза выше, чем аналогичный показатель среди представителей других национальностей. Такая тенденция усугубляет как сегрегацию на рынке труда, так и неравенство в уровне зарплат.

Руководитель сферы исследований подчеркнула, что исследование не выявило одной определенной причины, по которым неэстонское население менее конкурентоспособно на трудовом рынке. "Факторы накладываются друг на друга, и в результате мы получаем негативный результат", - сказала она.

При этом она отметила, что слабое владение госязыком — первичная причина неуверенного положения русских на рынке труда. Некоторые исследования показывают, что в случае перфектного владения эстонским языком, уровень зарплат между эстонцами и представителями других национальностей находится на одном уровне, добавила Макарова.

Для решения проблемы проект MISA планирует организовать программу индивидуальной поддержки безработных людей, в ходе которой в течение шести месяцев специально обученные менторы будут помогать им стать более конкурентноспособными на рынке труда.

Дина Малова
Редактор

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения