Video

eще

Написано о войне: Ульяна Гусев (Эстония 2016)

Передача доступна для просмотра в интернете еще 132 дн.

Спецпроект ETV+, приуроченный к 9 мая. Ведущие телеканала знакомят зрителей с произведениями знаменитых писателей и поэтов из разных стран, которые не понаслышке знали, что такое война: Ульяна Гусев читает отрывок из романа Тадеуша Боровского "У нас в Аушвице".

Мать и отец польского писателя Тадеуша Боровского (1922-1951) прошли ГУЛАГ, а сам он был схвачен гитлеровцами и отправлен сначала в Освенцим, а потом в Дахау. Выжил. После освобождения стал много писать, были и стихи, и проза. Его книга "У нас в Аушвице" один из самых пронзительных текстов о жизни на "фабриках смерти". Свою память он передал нам, живущим ныне, но сам жить с нею не смог. Через 6 лет после мая 1945 терзаемый воспоминаниями Боровский покончил с собой. Ему было 28 лет.

...А тут — во-первых, один деревенский, с белеными стенами сарай, и в нем — душат людей. Потом четыре строения побольше — двадцати тысяч как не бывало. Без волшебства, без ядов, без гипноза. Несколько человек направляют движение, чтобы не было толчеи, и люди текут, как вода из крана. Происходит это среди хилых деревьев задымленного лесочка. Обыкновенные грузовики подвозят людей, возвращаются и опять подвозят — как на конвейере. Без волшебства, без ядов, без гипноза.

И как же это получается, что никто не крикнет, не плюнет в лицо, не вцепится в грудь? Почему мы снимаем шапку перед эсэсовцами, которые возвращаются из того лесочка, а когда назовут нас в списке, идем с ними на смерть и — молчок? Голодаем, мокнем под дождем, у нас отбирают близких. Видишь ли, это мистика. Странное колдовство, которым человек сковывает человека. Какая-то дикая пассивность, которую ничем не пронять. И единственное оружие — наша численность, газовые камеры не вмещают. Или еще так: рукоятью лопаты по горлу, и вот тебе по сто человек ежедневно.
…знаю, что ты лежишь на общих нарах с подругами, которых, наверно, очень удивляют мои письма. "Ты говорила, этот Тадеуш веселый, а смотри, пишет он все только о печальных вещах". И наверно, они мною очень возмущаются. Но ведь мы же имеем право говорить и о том, что происходит вокруг нас. Мы же не выискиваем зло попусту и безответственно, мы просто утопаем в нем…

Кто-то назвал наш лагерь "Betrugslager" — "лагерь обманов". Чахлая живая изгородь у белого домика, дворик вроде деревенского, таблички с надписью "баня" — этого достаточно, чтобы одурачить миллионы людей, обмануть их, даже ведя на смерть.
Обман — наша работа, во время которой нельзя разговаривать, сидеть, отдыхать. Обман — каждая неполная лопата земли, которую мы выбрасываем из рва. Внимательно приглядывайся ко всему этому и не трать сил, если тебе плохо. Ведь возможно, что об этом лагере, об этом времени обманов, мы еще должны будем дать отчет живым и встать на защиту погибших.

Когда-то мы ходили в лагерь командами. В такт шагающим шеренгам играл оркестр. Подошли люди из цеха по демонтажу и десятки других команд и остановились у ворот: десять тысяч мужчин. И тогда подъехали из женского отделения концлагеря грузовики с голыми женщинами. Женщины протягивали руки и кричали:
— Спасите! Нас везут в "газ"! Спасите нас!
И они проехали мимо нас, мимо стоявших в глубоком молчании десяти тысяч мужчин. Ни один человек не пошевельнулся, ни одна рука не поднялась.

 

Ульяна Гусев. Послесловие:

"Это одно из самых страшных преступлений, когда человека заставляют переступать грани всего человеческого, и об этом и писал Боровский. Об этом "обесчеловечивании", которое было поставлено на конвейер. Каждая строка, она просто прожигает. Что-то внутри она прожигает. Мне кажется, он оставил нам не только память о тех лагерных буднях, которые были хуже смерти, он оставил нам предупреждение о том, что такое больше не должно просто повториться в человеческой истории. И особенно это актуально сейчас, когда все праворадикальные настроения поднимают голову. Мы должны помнить об этом, мы должны — это не пустые слова. Поскольку мы должны прежде всего сами себе, мы должны быть постоянно начеку. Потому что все начинается с малого.


Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения