Video

eще

Написано о войне: Анна Сапроненко (Эстония 2016)

Передача доступна для просмотра в интернете еще 165 дн.

Анна Сапроненко читает отрывок из книги Пауля Кёрнера-Шрадера "Дневник немецкого солдата".

В первый раз немецкий писатель Пауль Кёрнер-Шрадер (1900-1962) попал на войну еще в 1917 году, но прославился на фронте антивоенным стихотворением, за что получил год тюрьмы. После начала Второй мировой убежденного противника нацизма — Кёрнера-Шрадера, отправили служить при госпиталях. Пожалуй, это сохранило ему жизнь, а сам он спасал жизни не только раненых солдат, но и простых людей, на чьей земле шла война. Свои воспоминания он озаглавил "Дневник немецкого солдата", но речь в книге шла не о победах.

— По происхождению — мы немцы. Фамилия наша Ханке. Но дочь моя вышла замуж за Игнаца, поляка. Хороший был человек, упокой, господи, душу его. Пришли парни из самообороны и убили Игнаца. Труп бросили в колодец. Там он и сейчас лежит. Почему бог допустил такое? Не понимаю, не ведаю...
Лицо старой польки выражало страдание, ее трясло, она говорила словно в забытьи. Наверное, женщина не думала тогда, что ее слушает ефрейтор немецкой армии.
— Двор и все хозяйство отдали какому-то пришлому человеку, — продолжала старуха. — Дочь с внучатами переселилась ко мне. А позавчера эти из самообороны выгнали из хаты и меня. Разве так богу угодно? Они говорят, что я слишком хорошо отношусь к полякам. Меня приютил зять, муж моей сестры. А дочь с четырьмя детьми спряталась в овчарне у крестьянина Лацнера. Рядом с овцами нашлось место и для них. Ничего, что в хлеве! Наш Иисус родился в хлеве, а потом всех просветил и спас. Вчера вечером дочь зашла ко мне за парой мешков. Надо же детям что-нибудь под голову положить. И вдруг явились те, с винтовками. Хотели забрать у Лацнера овец. Лацнер клялся, что он немец. Но парни с винтовками заявили: "Раз ты спрятал у себя детей поляка, то и овец ты приберег для поляков".

Крестьяне стали защищать Лацнера, и парням пришлось убраться. Но они ему припомнили. Бежит сосед и кричит: "У Лацнера хлев горит". Мы — туда. Бог милостивый! Солома да дерево быстро горят. Ольга моя полезла прямо в огонь. Трехлетнюю свою она спасла. Потом снова сунулась в это адское пекло и не вернулась. Упокой, господи, душу ее, а ее трех сгоревших деток пусть приголубит дева Мария. Всевышнему не так просто унять дьявола. Да ниспошлет мне господь еще несколько лет жизни, чтобы выходить маленькую Юлию.
Полька зарыдала, крупные слезы текли по ее морщинистому лицу. Она причитала, забыв обо всем на свете.
Пришел санитар.
— Какой-то мужчина, — сказал он, — готов отвезти девочку на своей тележке домой.
Женщина встала, протянула мне свою ледяную руку и сказала испуганно:
— Да благословит вас бог! Не выдавайте меня ради ребенка, я просто хотела облегчить душу.

 Анна Сапроненко. Послесловие:

"На дворе 21 век, но ничего не изменилось. Весь мир содрогается от войн, конфликтов, терроризма. Ничто на земле не может оправдать насилие. Не для того люди рождаются, чтобы убивать друг друга. Мы должны остановить насилие, остановить его у себя дома, в школе, на улице, в политике. В войне нет ничего правильного. Там нет ни правых, ни виноватых, это просто неправильно. И мы должны остановить насилие. А для тех, кто участвовал во Второй мировой войне, все, что мы можем сделать, это помнить. Помнить и благодарить. Помнить, что своими жизнями, жизнями своих детей, своих близких и любимых они заплатили за то, что над нашей головой ясное небо".


Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения