Video

eще

Интервью с живущими в Эстонии беженцами: действительно ли они купаются в деньгах?

Почти год назад в Эстонию из Европы прибыли первые беженцы из лагерей в Греции. Сегодня их в Эстонии уже 120. Но что мы о них на самом деле знаем?

"Я иногда слышу по радио или там в газетах где-то пишут, что кого-то изнасиловали или где-то вот такие вот вещи. А так вот чтобы сама сталкиваться вот… не сталкивалась", – призналась Надежда.

"Вроде как они вечером нападают, это вот я слышала. Так я сама не встречала и не могу сказать что-то плохое. Только слухи, я не могу ничего сказать больше", – сказала Татьяна.

Такое положение дел не удивительно – всему виной нехватка информации. Прежде всего потому, что чиновники и социальные работники очень неохотно говорят о беженцах. Ссылаются на неприкосновенность личной жизни.

Одна из семей беженцев, живущая в Хаапсалу, согласилась пообщаться с репортёром передачи "Инсайт". Мохамад Хасан и его жена Несрин Осман вместе с тремя детьми, дочерьми Ройей и Линар и сыном Резаном, уже пять лет бегут от войны. Их четвёртый ребёнок, сын Миран родился уже здесь, в безопасной Эстонии. Для общения с ними пришлось прибегнуть к помощи переводчика. По-английски они говорят с большим трудом, а эстонским ещё не овладели.

"Сейчас мы строим свою жизнь. Я хожу на курсы, пытаюсь завести какие-то знакомства, чтобы в будущем было возможно жить. Это то, что надо делать. Сейчас надо напрячься, ведь первые два года это подготовка, активный труд, чтобы в дальнейшем можно было жить", – рассказал Мохамед Хасан.

Строить жизнь, вопреки расхожим легендам, им приходится отнюдь не в царских условиях. Их жильё – простая арендованая трёшка в спальном районе. Большая часть мебели подарена волонтёрами. В схожих условиях живут и другие семьи беженцев.

В Министерстве социальных дел отмечают, что квартиры выглядят как обычные арендованные квартиры: „Какие-то лучше, какие-то возможно хуже. У нас есть правило, что квартира должна быть в таком состоянии, чтобы в неё можно было заселиться”

"Повышенное внимание народа к этой теме привело к тому, что сформировалась такая практика – выбирать самое обыкновенное жилье. Чтобы не было ничего необычного, чтобы ничьё чувство справедливости не было задето. Мы говорим о простых жилых домах, многоэтажках, жилых районах. Так что жильё очень обычное", – объяснила председатель правления AS Hoolekandeteenused Маарьо Мяндимаа.

Пособия и выплаты тоже не заоблачные. Слухи о тысячах евро, которые получают бежавшие от войны сирийцы, не более чем слухи.

"Я получаю 130 евро. Жена получает 104. За первого и второго ребёнка дают по 50, за третьего и четвёртого по 100 евро в месяц", – рассказал Мохамед Хасан.

"Они могут ходатайствовать о пособии по бедности и получают, например, семейное пособие, если в семье есть дети. Они не могут, например, получать пенсию по старости, так как для неё необходимо проработать в эстонии минимум 15 лет. Но общие пособия распространяются и на них", – сообщили в Министерстве социальных дел.

Важно отметить, что сейчас пособия выплачиваются из денег, которые выделила Европейская Комиссия. За каждого принятого беженца Эстония получила по 6 тысяч евро.

"Эти деньги делятся так: 3 тысячи евро получает местное самоуправление, где будут жить эти люди. Другие 3 тысячи остаются государству и на них государство закупает услуги опорных лиц, поиска жилья, обучения языку, первичной проверки здоровья и так далее", – сообщили в Министерстве социальных дел.

Но европейские деньги – это единовременная выплата. Беженцы, так же как и эстоноземельцы, будут получать пособия пока не потеряют право жить в Эстонии, либо пока их доходы не превысят определённый порог. Об окончании войны в Сирии говорить ещё рано, а значит в один день они начнут кормиться за счёт налогоплательщиков. Если не найдут работу, разумеется.

"У нас же есть люди которые по 15 лет живут на пособии по бедности. Временных ограничений тут нет. Но человек сам должен оставаться активным", - сказали в Министерстве социальных дел.

"Мы здесь уже 8 месяцев. В будущем, через два года, я думаю, что младшие дети уже пойдут в детский сад. Тогда у меня уже будет какая-то работа. Я понимаю, что на одну зарплату прожить в Эстонии нельзя. На мои деньги можно будет платить за жильё, а зарплату жены использовать для оплаты других нужд. Таким я вижу будущее", – сказал Мохамед Хасан.

По образованию Мохамад — электрик. Он активно ведёт переговоры о трудоустройстве с властями Хаапсалу и Кассой по безработице. Пока безуспешно. К слову, на сегодняшний день другие мигранты, прибывшие из греческих и турецких лагерей, также ещё не нашли себе работу. Самое большое препятствие на пути Мохамада — проблемы со здоровьем.

"Семейный врач и физиотерапевт оценили моё положение, у меня уже около 10 лет проблемы со спиной, раньше была неудачная операция. Сейчас врачи решают, куда надо обращаться дальше, каким будет следующий шаг", – сказал Мохамед Хасан.

Мужчина признался, что намерен остаться в Эстонии: "Если я буду чувствовать, что получил достаточно помощи и поддержки, и могу тут закрепиться, то я буду полезен этой стране, мои дети будут полезны этой стране, если они будут здесь учиться и жить. Небольшая дополнительная помощь которую я мог бы тут получить мотивировала бы меня и моих детей развиваться чтобы быть более полезными государству".

 

Юлия Тислер
Редактор

Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения