Video

eще

Систему реабилитации для детей с особыми потребностями нужно менять — но хватит ли у политиков воли?

В Эстонии зарегистрировано около 9 тысяч детей с ограниченными возможностями. Многие из них могут жить полноценной жизнью, если вовремя и в полном объёме будут получать реабилитационные услуги. Государство на эти цели ежегодно выделяет 1395 евро на человека. Сюда входят занятия у логопеда, психолога, физиотерапевта, социального работника — полный спектр услуг. Однако использовать эту сумму по максимуму мало кому удаётся. В чем проблема, специально для передачи "Инсайт" выяснила Евгения Волохонская.

"Когда наконец реабилитационный центр был выбран, ждало разочарование. Потому что сумма на реабилитацию выдана достаточно приличная, но она только на бумаге. Например, мой ребенок получил инвалидность весной и соответственно тогда же был составлен план. Естественно летом ничего не происходило и мы пошли осенью первый раз. И нам говорят что, а в декабре эти деньги заканчиваются. Вот сейчас очередь, мы вас поставим в очередь, услуги будете получать в следующем году, а сейчас все специалисты заняты. А как же мои деньги? А они пропали, потому что сейчас мы не можем вас принять, будете в следующем году. А перенести их? Нет, перенести нельзя", — сокрушается Елена, мать особого ребёнка.

Из положенной на реабилитацию суммы используется чуть более трети. Средний показатель за 2016 год составляет 566 евро. В чем же проблема? Неужели родители не хотят воспользоваться всем этим во благо своих детей?

Лучше всего ответ на этот вопрос иллюстрирует опрос в закрытой группе социальной сети Фейсбук, где собираются родители детей с ограниченными возможностями. Здесь только малая толика ответов.

"Реально необходимые конкретно моим детям услуги по реабилитации получить невозможно. Считаю что деньги реабилитационные оседают непонятно в чьих карманах. Было бы эффективнее, если бы была возможность получать деньги на основании чеков и счетов".

"Очереди по полгода. Нам нужен был логопед для русскоговорящего ребёнка. Столкнулась с тем, что в центре дописывали якобы занятия у нас были, хотя их по факту не было".

"Это смешно! Примерно 6000 евро мы тратим на реабилитацию из собственного кошелька. Чтобы это было возможным муж работает сутками, в том числе и на выходных".

"Мы ходим два раза в неделю к психологу, и иногда я себя спрашиваю, зачем мы вообще этот план реабилитации составляли, тратили время и нервы. Эффекта ноль".

"Я перестала пользоваться услугами по реабилитационному плану. Так как мне проще пойти заплатить и получить результат, чем тратить кучу сил, нервов и энергии на то, чтобы выбить положенное".

Брешь в казне

При этом бюджет министерства социальных дел уже изначально спланирован с таким расчётом, что использоваться будет всего лишь треть этой суммы. Таким образом возникает вопрос, а заинтересовано ли государство в развитии услуг сферы реабилитации

В 2015 году на реабилитацию детей с ограниченными возможностями было запланировано почти четыре с половиной миллиона евро. Услугу получили семь с половиной тысяч детей. Нехитрый математический подсчёт даёт средний показатель — 581 евро. А все, что выше бюджетом уже никак не гарантировано. Более того, если бы все эти дети стали получать услугу по максимуму, в казне министерства образовалась бы брешь в шесть с лишним миллионов.

"Здесь вопрос скорее в том, почему у нас вообще существует этот лимит. Ведь когда мы идём, например, к семейному врачу мы не думаем о том, что вот, мол, мне положено лечиться на такую сумму и я сейчас должен её использовать. Надо действительно подумать о том, разумно ли создание этих лимитов и внесение их в реабилитационные планы. Это действительно даёт ложную надежду родителям, что они как будто должны использовать всю эту сумму, вне зависимости от того, нуждается в этом их ребёнок или нет. Такие надежды возникают, это же так по-человечески", - объясняет сотрудница Министерства социальных дел Лемме Пальмет.

В министерстве социальных дел согласны — проблемы имеются. В первую очередь - нехватка специалистов. Особенно остро стоит вопрос с логопедами. Кстати, это самая востребованная услуга в рамках реабилитационной системы.

"Даже если мы увеличим госзаказ на этих специалистов, совсем не факт, что они начнут поступать на этот факультет. И далеко не факт, что потом они пойдут работать по специальности", - говорит Пальмет.

Проблема в деньгах

Как известно, один из лучших мотиваторов — деньги. Но если практикующий частным образом логопед зарабатывает 20-25 евро за занятие, то по реабилитационному плану он получает на руки сумму в два, а то и в три раза меньшую.

"Реабилитационная услуга очень низко финансируется. И в итоге, многие логопеды просто не мотивированы работать в реабилитационных центрах. Они гораздо более заинтересованы в частной практике", - объясняет Ахти Калласте из реабилитационного центра Адели.

"Даже в одном из крупнейших эстонских реабилитационных центров Адели, где казалось бы обеспечен полный комплект логопедов, говорят — ждать в очереди придутся примерно три месяца. И это, чтобы получить курс в 10 занятий, хотя по закону эта услуга не ограничена в числе посещений. А ведь таким детям, как правило, логопед нужен несколько раз в неделю и на постоянной основе. При этом, согласно действующему порядку, ребёнок не может посещать несколько центров одновременно, таким образом добирая недостающие услуги. Может быть здесь нужно что-то поменять?", - спрашивает Лемме Пальмет из Министерства социальных дел.


Там нет комментариев. Будьте первым!

Ответить на комментарий

+{{childComment.ReplyToName}}:
Ответить на комментарий
Ответить

Laadi juurde ({{take2}})
Поле для имени должно быть заполнено
Не более 50 печатных знаков
Поле для комментариев должно быть заполнено
Не более 1024 печатных знаков
{{error}}
Оставить комментарий

Последние сообщения